Крупский районный исполнительный комитет
Панорама города Крупки
Усадебный дом кон. XIX - нач. XX вв. Марии и Карла Святских
Природа Крупского района
Храмы Крупского района
joomla

Службы и ведомства

Коваленок Владимир Васильевич

Коваленок Владимир Васильевич, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт, генерал-полковник авиации.

KovalenokРодился 3 марта 1942 года в д.Белое Крупского района Минской области. В 1963 году окончил Балашовское высшее военное авиационное училище, в 1976 году – военно-воздушную академию имени Гагарина, в 1984 году – военную академию Генерального штаба ВС СССР имени К.Е.Ворошилова.

14.01.1964 — 27.10.1965  — помощник командира корабля – правый летчик ВТА ВВС 
27.10.1965-07.05.1967 — командир корабля ВТА ВВС
07.05.1967-18.08.1969 — слушатель-космонавт отряда слушателей-космонавтов 1 ЦПК
18.08.1969-30.04.1974 — космонавт отряда космонавтов 3 отдела 1 управления 1 НИИ ЦПК им.Ю.Гагарина
30.04.1974-30.03.1976 — космонавт 1 отдела 1 управления 1 НИИ ЦПК им.Ю.Гагарина
30.03.1976-30.01.1979 — космонавт группы орбитальных кораблей и станций отряда космонавтов
30.01.1979-11.07.1982 — инструктор-космонавт группы орбитальных кораблей и станций отряда космонавтов
11.07.1982-23.06.1984 — слушатель основного факультета ВАГШ ВС СССР им.К.Ворошилова
23.06.1984-03.02.1986 — заместитель начальника 1 управления по подготовке космонавтов 1 НИИ ЦПК им.Ю.Гагарина
03.02.1986-25.03.1988 — заместитель командующего 37 ВА ВГК
25.03.1988-17.12.1990 — заместитель начальника кафедры стратегии ВАГШ ВС СССР им.К.Ворошилова
17.12.1990-16.07.1992 — начальник 30 ЦНИИ (АиКТ) МО СССР
16.07.1992-14.08.1999 — начальник ВВИА им.Н.Е.Жуковского
09.08.1999-31.08.2002 — начальник военного авиационного технического университета
31.08.2002 — уволен в запас с правом ношения военной формы одежды
17.10.2002 — Академик Международной академии духовного единства народов мира
25.01.2005-н/вр.  — Президент Федерации космонавтов России

Государственные награды: 1978г., 1981г. – присвоено звание Героя Советского Союза, 1977 г. – орден Ленина за полет на космическом корабле «Союз-25», 1978 г. – орден «Крест Грюнвальда» 1 степени (Герой ПНР), Герой Германской Демократической Республики, орден Карла Маркса (ГДР), 1981 г. – Герой Монгольской Народной Республики, 1991 г. — орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени,1996 г. – орден «За заслуги перед Отечеством», 2000 г. – орден «За военные заслуги», 2002 г. — орден Республики Беларусь II степени «За службу Родине».

Ученая степень: 1991 г. – профессор по кафедре стратегии, 25.10.1993г. – действительный член Международной академии информатизации, 25.01.1994 г. — член Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского, 30.11.1994 г. — член Международной академии наук высшей школы, 27.05.1995 г. — член Международной академии наук Евразии, 27.04.1996 г. — член Российской академии наук авиации и воздухоплавания, 15.05.1998 г. — член Российской академии естественных наук (армянский филиал), 04.06.200 г. — член Международной академии наук о природе и обществе (МАНПО), 18.04.2001 г. — член Международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе», 01.12.2003 г. — профессор Российской академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Детство Владимира Васильевича Коваленка прошло в тяжелые послевоенные годы. В родной деревне не было средней школы, поэтому учиться приходилось ходить пешком в соседнее село — Зачистье, расположенное в 7 километрах. Так уж получилось, что с раннего детства Владимир рос без отца и оказался самым старшим мужчиной в семье. Помимо учебы приходилось работать в колхозе — надо было помогать матери прокормить родных — бабушку и младшего брата Василия.

Мечта о небе

С детских лет Володя мечтал быть летчиком. Он просто-таки бредил авиацией. Неудивительно, что в деревне иначе как летчиком его не называли. Но вот наступил 1957 год. 4 октября в космическое пространство был запущен первый искусственный спутник Земли. В тот осенний вечер учитель астрономии Николай Прокофьевич Тихонович собрал старшеклассников во дворе школы. По его расчетам, именно в эти часы спутник можно было увидеть над Зачистьем. Ребятам повезло: небо было звездное, ночь темная. Затаив дыхание, всматривались они ввысь. И вот, наконец: маленькая звездочка, словно живая, плавно двигается по небу. «Полетят…» — чуть слышно прошептал Владимир. «Кто?» — не понял учитель. «Скажу потом…» Именно тогда и зародилась самая сокровенная мечта будущего космонавта — летать там, где летел спутник.

Навстречу мечте

Володя настойчиво изучал все, что печаталось в газетах и журналах о космонавтике. После того как в космос была отправлена собака Лайка, стали появляться статьи о влиянии невесомости и других факторов космического полета на живой организм. Владимир обратил внимание на такую деталь: эти статьи подписывали врачи. Значит, первыми в космос, решил он, полетят медицинские работники. И когда пришло время, не колеблясь, подал в районный военкомат документы для поступления в Ленинградскую военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова. Именно через нее, как он тогда считал, лежит самый прямой и близкий путь в космос. Окончив среднюю школу с серебряной медалью, Владимир отправился в Ленинград. Успешно сдав вступительные экзамены, пройдя медицинскую и мандатную комиссии, юноша задумался, а правильно ли выбран путь. В душе зародилось сомнение. А тут еще новый знакомый, приехавший поступать в академию из Балашова, рассказал о летном училище, в котором с этого 1959 года начнут готовить летчиков-инженеров для полетов на современных транспортных самолетах. Председатель приемной комиссии — генерал-майор медицинской службы Максименков долго не мог понять, почему деревенский парень, уже поступивший со школьной скамьи сразу в академию, вдруг меняет решение о выборе дальнейшего жизненного пути. Краснея от смущения, Владимир поделился с ним самым сокровенным. Теперь можно предположить, что этот генерал уже знал о предстоящем медицинском отборе летчиков в космонавты и о том, что в стране идет подготовка к первому полету человека в космос. Он долго молчал, ходил по кабинету. Наконец Владимир услышал совсем неожиданное: «Я понял тебя, сынок. В нарушение всех инструкций выписываю тебе проездные документы прямо до Балашова. В предписании так и напишу: зачислен в медицинскую академию, но учиться не стал по причине сильного желания поступить в Балашовское училище и стать, напишу пока, летчиком». Через четверо суток Владимир прибыл в Балашов. И буквально на следующий день начался первый вступительный экзамен. Этот и последующие были сданы на «отлично». Став курсантом, Владимир в совершенстве овладел теоретическими знаниями и практическими навыками летного дела, постоянно являлся отличником боевой и политической подготовки. 6 августа 1960 года В. Коваленок совершил свой первый самостоятельный вылет.После окончания училища осенью 1963 года В. Коваленок был назначен в военно-транспортные авиационный полк, дислоцированный в городе Тула, на должность помощника командира корабля — правого летчика. Шли будни летной службы. Однажды по возвращении с очередного задания В. Коваленка срочно вызвали к командиру полка, который представил молодого офицера генерал-лейтенанту авиации И. Тараненко. Далее состоялся долгий, обстоятельный разговор. И вдруг, как гром среди ясного неба: «Хотим рекомендовать Вас для поступления в отряд космонавтов. Доверие и ответственность очень высокие, поэтому, спрашиваем ваше мнение и согласие». Надо ли говорить, что он согласился? Сколько лет он ждал этого момента! Осенью 1965 года В. Коваленка вызвали на мандатную комиссию. В зале рядом с ним сидели знакомые летчики, штурманы, инженеры. Пожалуй, лишь один из десяти прошёл через строгое «сито» медицинских комиссий. Н. Каманин стал зачитывать приказ о зачислении: «…Глазков, Зудов, Кизим, Климук…». В.Ковалёнка среди зачисленных не оказалось. Эти события не только не сломали молодого лейтенанта, а напротив, ещё больше закалили его волю и характер. Вскоре после возвращения в часть он был назначен на должность командира корабля. Продолжал летать – много и уверенно. И справедливость восторжествовала. В мае 1967 года старший лейтенант В. Ковалёнок был зачислен в отряд космонавтов 1 ЦПК на должность слушателя – космонавта.

Встреча с Ю.Гагариным 

Из книги В. Коваленка «Родина крылья дала»: «… 22 мая 1967 года я подошел к проходной Звездного города с женой и дочерью. Дежурный по Центру подготовки, позвонив куда-то по телефону, пригласил следовать за ним, затем подвел к двери, на которой значилось: Гагарин Юрий Алексеевич. Сердце забилось от волнения. Робко открыл дверь. Юрий Алексеевич встал из-за стола, выслушал доклад о прибытии на новое место службы. Предложил сесть, сам сел напротив. Беседа наша затянулась: то и дело разговор прерывали телефонные звонки …

… Наконец, положив трубку, Юрий Алексеевич спросил: «Один приехал или с семьей?» Я ответил, что с семьей, и разговор пошел совсем не о космических делах, как я признаюсь, ожидал, а о сугубо земном. Гагарин рассказал, что квартиры будут готовы месяца через два, и тут же стал прикидывать, как мне лучше поступить: жить в профилактории или определиться к кому-нибудь из молодых космонавтов. Около часа шла беседа, и ни одного слова о дальнейшей моей службе. Обладая исключительным тактом, Юрий Алексеевич понимал, что я сгораю от желания узнать о предстоящей работе. Словно прочитав мои мысли, он улыбнулся и сказал: «Вот что, Володя, надеюсь в отряд космонавтов ты прибыл надолго. Поэтому о служебных делах и проблемах поговорим, когда соберется вся ваша группа. Сейчас же тебе надо устроиться, побеспокоиться о семье, встать на довольствие. Запомни правило — сначала обустрой свои житейские дела, все до мелочей, тогда и служба и работа пойдут нормально. На этом и закончилась наша беседа. Вышел из кабинета. Было приятно на душе от разговора, от заботы такого известного и такого доброго человека…».

Первый космический полёт 

Более 10 лет (с 1967 по 1977 г.) практически каждый день был заполнен напряжённой, трудной, подчас изнурительной работой, упорными тренировками на земле и в воздухе, на центрифуге и в барокамере, на воде и под водой. 9 октября 1977 г. в 05:40:35 по московскому времени со стартового комплекса площадки №1 космодрома «Байконур» был осуществлен запуск космического корабля «Союз-25» с экипажем: командир корабля подполковник В. Коваленок, бортинженер В.Рюмин по программе 1-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6». Программой полета предусматривались стыковка со станцией, выведенной на околоземную орбиту 29 сентября 1977 года, и проведение на ней научных экспериментов. Однако программа 100-суточного космического полета выполнена не была. Из-за возникшей нештатной ситуации, стыковку со станцией с первого раза выполнить не удалось. Вновь попытка стыковки, и вновь захвата не произошло. Опять зависли в 20 метрах. Топлива осталось 10—15 кг… В. В. Коваленок вспоминает: «По правилам безопасности необходимо прекратить все работы, выключить все системы и подготовиться к спуску. Смотрю на Валерия. Хочу сказать ему, что согласен идти на риск, попробовать состыковаться последний раз. Ведь имеется еще резервная система. Посадку можно совершить при ее аварийном вскрытии… Встретился с Валерием взглядом, понял, что он поддерживает моё решение. Снова взялся за ручки управления. Режим сближения был организован просто идеально…».Однако и после третьей попытки корабль, коснувшись станции и оттолкнувшись пружинными толкателями, отошел на 8—10 м и завис. Топливо в основной системе кончилось полностью, и отойти подальше с помощью двигателей было уже невозможно. Несколько витков на земле и в космосе ждали, столкнутся корабль и станция или же небесная механика их разведет? Наконец они разошлись на безопасное расстояние… Истинную причину неудачи стыковки установить так и не удалось. Вероятнее всего, имел место скрытый дефект стыковочного узла «Союза-25», сгоревшего в плотных слоях атмосферы при посадке космического корабля. О ходе посадки рассказывает В. В. Коваленок: «…Нам было сообщено время ввода основной парашютной системы — 06:08:12. Мы приготовились к вводу парашюта в действие, однако в назначенное время этого не произошло. Мы начали испытывать, мягко говоря, определенное волнение. Автоматикой спуска предусмотрено введение в действие запасного парашюта через 50 сек. За это время спускаемый аппарат снижается до высоты около 4,5 км. Стали ждать, но через 50 сек. и запасной парашют не раскрылся. Теперь мы уже испытывали не волнение, а то, не знаю как назвать, чувство, которое появляется у каждого человека при ощущении приближения неотвратимого… Вскоре мы ощутили тряску, а потом ввелся основной парашют. Часы показывали 06:12:08. Оператор связи перепутал местами минуты и секунды! Ошибка незначительная, но нам эти минуты ожидания стоили слишком много…».11 октября 1977 г. «Союз-25» в 06:25:20 произвел посадку в 185 км северо-западнее города Целиноград Казахской ССР. За осуществление орбитального космического полета на КК «Союз-25» Владимиру Коваленку было присвоено почетное звание «летчик-космонавт СССР», за проявленное при этом мужество он был награжден орденом Ленина. Так же ему были присвоены очередное воинское звание «полковник» и классификация «Космонавт 3 класса». Продолжительность полета составила 2 суток 00 часов 44 минуты 45 секунд. Позывной В.Коваленка — «Фотон-1». В. Коваленок вспоминает: «Я «пролетаю» эти двое суток в памяти с подробностями до самых тонких нюансов и с точностью до секунд по времени. В то время все экипажи заверяли ЦК КПСС, родное правительство и лично Генерального секретаря, что задание партии будет выполнено, как подобает коммунистам. Теперь, спустя десятилетия, когда меня спрашивают, что было самым трудным в первом полете, я отвечаю-. — Молчание телефона. Так уж водится, что у победителя всегда предостаточно и друзей, и товарищей. Я же в те дни был неудачником. Десятки бессонных ночей… Сотни разных вопросов при встрече со специалистами, рассматривавшими весь ход полета. Квартирный телефон молчал. В одну из ночей, когда я бродил по квартире, прокручивая в очередной раз весь процесс причаливания, моя жена положила руку на плечо и сказала: — Ложись спать. Пусть не звонят. Я верю, что ты поступил по совести, как требовала обстановка. Иначе ты не мог. Ты не относишься к разряду безумцев. Это была ночь с 14 на 15 ноября 1977 года. Утром зазвонил телефон. В трубке голос Шаталова: — В парадной форме будь готов через час к отъезду. Едем в Кремль. Сегодня состоится награждение высшей государственной наградой — орденом Ленина. С тех пор телефоны больше не молчат.

Второй космический полёт 15 июня по 2 ноября 1978 года в космос стартовал космический корабль «Союз-29» с космонавтами В. Ковалёнком и А. Иванченковым на борту. Космический полет 2-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6» по тем временам был во всех отношениях выдающимся. Никогда прежде человек не находился в космосе такое длительное время (продолжительность полета 139 суток 14 часов 47 мин. 32 сек.) Мировой рекорд не был самоцелью — главным было преодоление 120-суточного рубежа. К этому времени в крови все эритроциты заменяются на родившиеся в космосе. Как отнесется к этому организм? Кровь космонавтов исследовалась в ходе полета, ее образцы доставлялись на землю с экспедициями посещения, и только после получения благополучных результатов полет был продолжен до 140 суток. Экипажем было выполнено свыше 50 технологических экспериментов, сфотографировано несколько миллионов квадратных километров суши и водных пространств. Были проведены измерения ультрафиолетового излучения ряда звезд и земной атмосферы, астрофизические эксперименты, важнейшие медико-биологические исследования. Экипаж осуществил выход в открытое космическое пространство, принял и разгрузил 3 грузовых КК «Прогресс». Программа полета выполнена полностью.

Пожар на борту корабля

Об одном эпизоде космического полета экипажа второй основной экспедиции на борту орбитального комплекса «Салют-6» — «Союз» — «Прогресс» хотелось бы рассказать особо. Владимир Коваленок вспоминает: «До окончания 140-суточного полета на станции «Салют-6» оставалось меньше двух месяцев. Это страшное событие, которое и на Земле приводит людей к ужасу и большой беде, случилось 4 сентября 1978 года. Был обычный «выходной» день. Александр Иванченков подстроил гитару (была она у нас на борту). Предстояла встреча с Татьяной и Сергеем Никитиными. Для меня был настоящий праздник. Для нас пели Татьяна и Сергей, Саша пел вместе с ними. Голос у него замечательный, поет великолепно. Можно представить: в безбрежном пространстве космоса на борту «Салюта-6» звучал голос Саши: «Лыжи у печки стоят… Месяц кончается май…».Совместный концерт Никитиных и Александра Иванченкова я записал на бортовой магнитофон. Сеанс связи закончился, мы попрощались с Татьяной и Сергеем, приступили к занятиям физкультурой. Дорожили каждой минутой занятий. Встреча с земным тяготением после столь длительного пребывания в невесомости предполагалась не из легких. Иванченков усердно нажимал на педали велоэргометра, под моими ногами монотонно жужжала бегущая дорожка. Обменивались короткими фразами. Неожиданно Иванченков перестал крутить педали, встревоженно воскликнул: — Володя, смотри, горим! Я окинул взглядом станцию. Над первым постом, основным местом сосредоточения органов управления станцией и ее системами, клубился бело-синий дым. Он заволакивал приборы, поднимался к потолку, выплывал из-под панелей обшивки интерьера станции. Мгновенно расцепил карабины, удерживавшие меня на бегущей дорожке. Вижу, Саша уже выключил необходимые тумблеры на пульте постоянно действующих систем. Осталась еще одна особо важная команда — «Питание научной аппаратуры». Надо срочно отключить шину питания от приборов. И тогда под напряжением останутся только системы связи, контроля герметичности и расстыковки. Я сорвал с места крепления огнетушитель. Саша нырнул в толщу дыма. Я смотрю в его глаза, они слезятся. Привожу в действие огнетушитель. В невесомости пенная масса вздыбилась, перемешалась с дымом. Направляю струю под приборную доску станции — оттуда идет дым. Саша уплыл в транспортный корабль для подготовки его к возможной расстыковке. Я глянул в иллюминатор. Под нами проплывала Огненная Земля. «Как Магеллан смог найти пролив?» — в одно мгновение успел подумать и снова направил струю за пульт управления бортовым вычислительным комплексом «Дельта». Дым больше не появлялся, но в станции его было много. Слезы заливали глаза. Я разгреб пенно-дымную смесь, разорвал покрывающую пол матерчатую плотную обшивку и приложил руку к металлу. Он был теплый, но не горячий. Температурное поле было ровным, нигде я не находил аномальных температурных мест. «Корпус не горел, он нагрелся от Солнца»,— подумал я, и радостное тепло разлилось по всему телу. Позвал Сашу. По его лицу понял, что исходом нашего сражения он доволен. Дал и ему пощупать металл. Он долго, как бы прислушиваясь, шарил рукой по корпусу станции. Потом сказал, тихо так, спокойно, по-рабочему: — Да, здесь все нормально. Будем думать, что делать дальше. В этот момент мы обнаружили, что один из пультов, на который попала пенная масса, бессильно мигает всеми своими транспарантами. Что это? Новая беда? Срочно отстыковываем разъем электропитания, осторожно и плотно изолируем разомкнутый силовой кабель. Причину поняли сразу: пена из огнетушителя оказалась электропроводной. Саша ртом выдувает пену из-за пульта. Вижу, что от наших движений дым распространяется по всему объему станции. Приношу две простыни, и мы «выгоняем» дым в переходный отсек. Сколько времени прошло? Не знаем. В любом случае — считанные минуты. До сеанса связи еще далеко. И вдруг ощущаю, что начинаю хуже видеть. Светильники стали терять свои очертания, расплываясь перед глазами, свет от них стал идти как из тумана. И какой же молодец Саша! Не успел я что-нибудь сказать, как он надел на меня изолирующий противогаз и попросил отплыть к конусу научной аппаратуры, куда дым не добрался. — Отравление может быть. Неизвестно, что горело, подыши,- сказал он, наклоняясь ко мне. Через несколько минут я стал видеть нормально, отдал противогаз Саше. У него не проходил удушливый кашель. Начался сеанс связи. Я коротко доложил: — Заря, я — Фотон. Сработали по 27-й странице красной книжки. — Это означало, что было возгорание на борту. На некоторое время воцарилась гнетущая тишина. Для Земли эта весть была страшной, неожиданной и неприятной. — Где вы находитесь? — прозвучал первый вопрос с Земли. — Находимся в станции. Считаем, что очаг пожара ликвидировали, но где горело и в чем причина — сказать не можем, давайте будем искать вместе. В дальнейшем наше предположение оправдалось: было возгорание пульта бортового вычислительного комплекса. Вспомнил о своих мыслях. Стоит ли их сейчас стесняться? Думаю, что не стоит. Да, было страшно, были сомнения, хотелось сразу улететь в транспортный корабль, но… Чувство любви к Родине, долга перед своим народом, патриотизма и собственного достоинства ни для кого, на мой взгляд, не должны быть понятиями абстрактными или сказанными ради красного словца.


Третий космический полёт

В период с 12 марта по 26 мая 1981 г. В. Коваленок с бортинженером В. Савиных совершил свой третий космический полет в качестве командира КК «Союз Т-4» по программе 5-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6». Программа полета выполнена полностью. При ее планировании и выполнении учитывались заявки многочисленных организаций, 22 министерств и ведомств страны, а также ряда социалистических государств. Очень эффективными оказались исследования по космической технологии, физике верхней атмосферы, океанологии и особенно геофизике. Значительная часть рабочего времени была затрачена на проведение ремонтно-восстановительных работ на станции для обеспечения проведения двух международных космических экспедиций по программе «Интеркосмос». Чрезмерные нагрузки, выпавшие на долю экипажа 5-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6», объяснимы. Всем было понятно, что это последний экипаж на станции. И поэтому все заинтересованные лица оказывали всевозможное давление на Центр управления полетом с целью активизации быстрейшего завершения научных экспериментов, как официально включенных в программу полета «Салюта-6», так и добавленных дополнительно. Естественно ЦУП был вынужден держать космонавтов в режиме сверх повышенной готовности. За успешное осуществление длительного космического полета на орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз» и проявленное при этом мужество и героизм полковник В. Коваленок был награжден второй медалью «Золотая звезда» Героя Советского Союза и орденом Ленина. Президиум Верховного Совета СССР постановил соорудить бронзовый бюст на родине Героя. В. Коваленку присваивается звание Героя Монгольской Народной Республики, он становится космонавтом 1-го класса. Продолжительность полета составила 74 суток часов 37 минут 23 секунды. Еще в 1978 г., находясь на борту «Салюта-6», В. Коваленок принял решение: если ему и доведется еще раз побывать в космосе, то третий полет будет обязательно длительным и станет для него последним. Что и произошло. Так закончил полетную деятельность один из самых легендарных летчиков-космонавтов СССР.

Прочитано 8126 раз